Причины и условия экологической преступности в россии

Похожие работы на — Криминологическая характеристика экологической преступности

  1. Скачать документ Информация о работе
  2. Скачать документ Информация о работе
  3. Скачать документ Информация о работе
  4. Скачать документ Информация о работе
  5. Скачать документ Информация о работе
  6. Скачать документ Информация о работе

Не нашел материал для своей работы? Поможем написать качественную работу Без плагиата! © 2003 — 2020 «Библиофонд»

Причинный комплекс экологической преступности Текст научной статьи по специальности «Право»

И.В. Лавыгина кандидат юридических наук, доцент ПРИЧИННЫЙ КОМПЛЕКС ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ I.V.

Lavigina Ph. D. in Law, Associate Professor CAUSATION COMPLEX OF ENVIRONMENTAL CRIMES The paper is reveals the complex causes of environmental crimes using the information from Irkutsk region and the Buryat Republic.

It describes the causes and conditions of environmental crimes from the viewpoint of the socio-psychological causation concept.

It examines the direct causes of environmental crimes that define the conditions of their appearance and expansion as well as the favorable conditions for such crimes on the territory of the region under consideration.

В настоящее время с уверенностью можно заявить, что современная экологическая обстановка в России угрожает основам жизнедеятельности человека. Экологические преступления по своей опасности выдвигаются на одно из первых мест, ставя под сомнение возможность существования будущих поколений. В этой связи выявление причинного комплекса экологической преступности крайне актуально.

Несомненно, концепция причин и условий экологической преступности базируется на философском и социологическом учении о социальной причинности и криминологическом учении о причинах преступности.

Однако проблема заключается в том, что до сегодняшнего дня в криминологии нет единого мнения по вопросу о содержании причин преступности. В науке предложено множество концепций причинности.

В данной статье причины и условия экологической преступности описаны с точки зрения социально-психологической концепции причинности. С точки зрения философии и психологии сознание — это

«высшая, свойственная лишь человеку форма отражения объективной действительности»

1.

Не нуждается в доказательствах и имеет значение аксиомы утверждение, что бытие определяет сознание. Известно, что сознание неоднородно и имеет специфические черты в различных сферах общественной жизни. Объективно существу- ющие факторы отражаются в сознании конкретного человека или группы людей, перерабатываются под влиянием личностных особенностей и определяют, регулируют человеческую деятельность.

Очевидно, что деформации групповой общественной психологии как причин экологических преступлений порождаются и определяются, прежде всего, комплексом объективных экономических (базисных) отношений.

Этот вывод подтверждают и данные социологического опроса2, согласно которым 66 % опрошенных респондентов в качестве причин и условий, способствующих возникновению и существованию экологических преступлений, выделяют сложную экономическую ситуацию в стране.

Учитывая то, что значительная часть формирующих условий связана с экономическими отношениями (общепризнанно их базисное, основополагающее значение), необходимо отметить происходящие под их влиянием деформации экономической психологии. Изменение политического курса нашей страны, переход к рыночной экономике и связанные с данными процессами проблемы приспособления к новым условиям существования (резкое ухудшение качества жизни, потеря уверенности в завтрашнем дне и др.) исказили экономическое сознание опреде- 1 См.: Словарь русского языка: в 4 т.

Изменение политического курса нашей страны, переход к рыночной экономике и связанные с данными процессами проблемы приспособления к новым условиям существования (резкое ухудшение качества жизни, потеря уверенности в завтрашнем дне и др.) исказили экономическое сознание опреде- 1 См.: Словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. А.П. Ев-геньевой. 3-е изд., стереотип. М., 1985-1988. Т. 4. С—Я. М., 1988.С.

184. 2 По результатам социологического опроса 65 прокуроров, их заместителей и помощников изучено состояние надзора за исполнением природоохранного законодательства районных прокуратур Иркутской области и Республики Бурятия. © И.В. Лавыгина, 2007 23 ленной части населения.

В частности, формируется убеждение, что добросовестным трудом невозможно обеспечить себя и свою семью. Достойный уровень жизни может обеспечить только противоправная деятельность.

Возникает стремление к быстрому и «легкому» обогащению (молодые люди хотят иметь все и сразу — квартиру, машину, отдых за границей и т. д.). Происходит становление новых принципов отношений в обществе: «у кого деньги — тот и прав»; «богатый — значит уважаемый»; «если ты такой умный, то почему бедный» и т.

д.). Происходит становление новых принципов отношений в обществе: «у кого деньги — тот и прав»; «богатый — значит уважаемый»; «если ты такой умный, то почему бедный» и т.

д. Возникает озлобленность со стороны людей, добросовестно трудившихся, но в результате фактически ничего не наживших, особенно в сравнении с деятельностью «нуворишей», создающих огромные состояния «из воздуха». Новые поколения воспринимают «неплодотворный» (для себя и своих близких) труд своих родителей как глупость, нечто недостойное уважения и не желают повторять их «ошибок».

Указанные искажения экономического сознания детерминируют различного вида преступления, в том числе и экологические, так как определенные лица стремятся обогатиться и решить часть своих проблем в сфере экономики именно за счет эксплуатации природной среды.

Сопричиной экологических преступлений является, несомненно, деформации правосознания. Прежде всего, дефекты в указанной области проявляются в том, что люди не видят законных путей решения стоящих перед ними проблем, т.

е. человек оценивает сложившуюся ситуацию как безвыходную, а закон, соответственно, воспринимает не как регулятор отношений в обществе, а только как препятствие на своем пути.

Это вызывает отрицательную оценку права, отсутствие уважения к правовой системе, формирование правового нигилизма и как результат — нарушение закона (совершение преступления). В данной связи (особенно применительно к экологическим преступлениям) нельзя обойти вниманием проблемы коррупции.

Дело в том, что отмечается высокий уровень субъективной латентности экологических преступлений (когда правоохранительные органы не реагируют должным образом на факты нарушений правил охраны природы, а, наоборот, скрывают определенный процент указанных правонарушений). Для рас- сматриваемого региона глобальной проблемой в настоящее время является охрана леса от незаконных порубок.

Учитывая высокую доходность незаконного бизнеса в данной сфере, широкую распространенность, масштабность указанной деятельности на рассматриваемой территории, фактическое вытеснение законных лесопользователей и замены их криминальными, можно с уверенность заявить о сложившейся «системе содействия» со стороны должностных лиц указанным формам преступной деятельности (основанной, несомненно, на коррупции).

Интерес представляет тот факт, что половина опрошен-ных3 (51 %) считают, что различные формы коррупции в лесопромышленном комплексе региона распространены повсеместно.

Тем не менее, 43 % респондентов ответили, что им не известно о фактах коррупции в сфере лесопользования со стороны своих коллег или знакомых, 30 % указали, что это явление достаточно распространено и 27 % считают, что указанные факты имеют место быть, но не часто. А на вопрос:

«Предлагали ли лично Вам деньги, услуги, иные формы «благодарности»

в обмен на ваше содействие в сфере лесопользования?» — 84 % респондентов ответили, что с такими предложениями не сталкивались, 11 % указали, что имели место единичные случаи, и только 5 % признались, что такие предложения поступают достаточно часто. Кроме того, в настоящее время в целом отмечается низкий уровень правосознания у российских граждан (12 % респондентов4 указали данный фактор как причину экологических преступлений), что также влияет на формирование искаженного, не соответствующего существующим реалиям правосознания.

Не вызывает сомнений, что указанная деформация является причиной всех без исключения преступлений, в том числе и экологических.

В качестве еще одной причины в причинном комплексе экологических преступлений можно выделить дефекты нравственного со- 3 Методом анкетирования было опрошено 79 сотрудников прокуратур и судов. 4 По результатам социологического опроса 65 прокуроров, их заместителей и помощников изучено состояние надзора за исполнением природоохранного законодательства районных прокуратур Иркутской области и Республики Бурятия.

4 По результатам социологического опроса 65 прокуроров, их заместителей и помощников изучено состояние надзора за исполнением природоохранного законодательства районных прокуратур Иркутской области и Республики Бурятия. знания. Нравственность — это совокупность норм поведения человека в обществе, его моральные качества5. По своему содержанию нравственное сознание очень близко к правосознанию и соотносится как целое и часть.

Право и мораль определяют правила поведения человека. Нарушение права — это всегда безнравственно.

Применительно к экологическим преступлениям представляется, что первоначально происходит искажение нравственного сознания, которое затем трансформируется в искажение правосознания. Общее недовольство сложившейся в обществе ситуацией, соответственно нормами, регулирующими поведение в обществе в целом, приводит к деформации моральных качеств человека и конкретизируется в формировании дефектов правосознания. Немаловажную роль играют и деформации политического сознания.

Дело в том, что вопрос о государственной власти является центральным политическим вопросом. Область формирования, функционирования органов государственной власти, удержания государственной власти в определенных руках становится полем столкновения противоположных интересов, в том числе криминальных и правомерных6.

Таким образом, деформации политического сознания порождают разнородные преступления (должностные, в сфере экономики и т. д.), в том числе экологические преступления.

Речь идет, прежде всего, об экологических преступлениях, связанных с загрязнением природной среды, которые в подавляющем большинстве случаев совершаются должностными лицами. Значимой причиной экологической преступности являются деформации экологической психологии. Под влиянием формирующих условий происходит искажение представлений о взаимодействии общества и природы.

В ч. 1 ст. 9 Конституции Российской Федерации провозглашено, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. Как это ни прискорбно, но указанное положение на сегодняшний день остается лишь 5 См.: Словарь русского языка: в 4 т.

С. 513. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . 6 См.: Долгова А.И. Криминология. 2-е изд., изм. и доп. М., 2004. С. 189. декларацией. Необходимость рационального использования природной среды и сохранения ее для настоящих и будущих поколений людей в должной мере не осознается ни населением страны в целом, ни большинством представителей власти и сотрудников правоохранительных органов.

Необходимость рационального использования природной среды и сохранения ее для настоящих и будущих поколений людей в должной мере не осознается ни населением страны в целом, ни большинством представителей власти и сотрудников правоохранительных органов.

Учитывая тот факт, что доминирующей по частоте применения на рассматриваемой территории является ст. 260 УК РФ, было проведено исследование, посвященное проблемам уголовной ответственности за преступления в лесопромышленном комплексе указанного региона, и получены следующие результаты. Так, 72 % опрошенных сотрудников прокуратур и судов7 считают, что общество воспринимает охрану леса как второстепенную задачу, и 28 % респондентов представляется, что в настоящий момент общество осознает необходимость охраны природы в целом и леса в частности.

Тем не менее, на вопрос:

«Считаете ли Вы в современных условиях охрану леса одним из приоритетных направлений политики в нашем регионе?»

— 15 % сотрудников правоохранительных органов ответили «нет».

Таким образом, значительная часть населения строит свою деятельность на основе максимальной эксплуатации природной среды, не стремится и даже не осознает в полной мере необходимость ее рационального использования (которое заключается в достижении экономического, культурно-оздоровительного эффекта в обоснованном соотношении с охраной природы). Указанные дефекты экологической психологии детерминируют непосредственно различного вида экологические преступления. В качестве формирующих условий возникновения и расширения экологической преступности в Иркутской области и Республике Бурятия можно выделить следующие.

Прежде всего, необходимо отметить такой фактор, как высокий уровень безработицы, характерный для рассматриваемого региона. По данным службы занятости населения, доля безработных в Иркутской области на 1 марта 2007 г. составляла 2,5 %, в Бурятии — 3,8 %.

Необходимо отметить, что 7 Методом анкетирования было опрошено 79 сотрудников прокуратур и судов. в среднем по России на указанную дату этот показатель составляет 2,3 %.

Несомненно, проблема безработицы особенно актуальна для сельской местности. Дело в том, что лесозаготовительные и лесоперерабатывающие государственные предприятия являются практически единственным источником рабочих мест для местных жителей. Их ликвидация приводит к глобальным проблемам в сфере занятости.

Такой показатель, как нагрузка незанятого населения на одну заявленную вакансию на начало 2007 г.

в Иркутской области составляет 1,3, а в Республике Бурятия — 4,0. В этой связи неудивительно, что подавляющее большинство экологических преступлений в рассматриваемом регионе совершено именно жителями сельской местности (где процент безработицы особенно высок), лицами трудоспособными неработающими или лицами без определенных занятий.

Практически единственно доступным способом существования для указанной категории лиц является эксплуатация природной среды.

Огромное влияние оказывает и фактор низкой оплаты труда работающего населения. Около 24 % жителей Иркутской области на 2006 г. имели доходы ниже прожиточного минимума8, в Республике Бурятия данный показатель составляет 36 %9.

Соответственно, источником получения дохода и улучшения материального положения для таких людей становится природа в целом и отдельные ее компоненты, такие как лес, животный мир и т. д. С перечисленными обстоятельствами тесно связано практически полное отсутствие социальных гарантий (некачественное медицинское обслуживание — один сомнительной квалификации фельдшер на все село, некачественное среднее общее образование, когда выпускники деревенских школ в лучшем случае могут получить среднее специальное образование и т.

д.). При таких обстоятельствах человек ощущает себя «беззащитным», т. е. в сложной ситуации он не может рассчитывать на помощь со стороны государства и предоставлен сам себе. Решить часть проблем возможно за счет негативного воздействия на природную среду.

Несомненно, огромное влияние оказывает и фактор явной дифференциации населения на очень богатых и очень бедных, при отсутствии практически среднего звена. Наиболее ярко указанное обстоятельство проявляется при сопоставлении уровня доходов и потребительских расходов городского (особенно в крупных городах) и сельского населения. Немаловажным фактором является отсутствие возможности выбора работы «по душе» в связи с неразвитой инфраструктурой в сельской местности.

Нельзя обойти вниманием и такое обстоятельство, как «обреченность» на проживание человека именно в сельской местности.

Речь идет об отсутствии возможности изменить ситуацию и в целом свою жизнь за счет перемены места жительства на социально более благоприятные районы.

Дело в том, что в рассматриваемом регионе продажа дома и земли в сельской местности не дает необходимой суммы на приобретение даже значительно меньшего по площади жилья в городе. Например, дом в с. Баклаши (2 этажа, кирпич, 70 кв.

м, благоустроенный, в хорошем состоянии) оценен в 500 тыс. рублей10. За указанную сумму в г. Иркутске невозможно приобрести даже однокомнатную благоустроенную квартиру. Современные сельские «миры» в Восточной Сибири — это искусственное создание, не имеющее потенциала для саморазвития, а население — заложники транспортных тарифов и собственной нищеты.

Современные сельские «миры» в Восточной Сибири — это искусственное создание, не имеющее потенциала для саморазвития, а население — заложники транспортных тарифов и собственной нищеты. Невозможность существования столь замкнутых сообществ подтверждает сверхвысокая невозвратная миграция из северных районов Иркутской области, фактически «бегство» населения.

Поселки, деревни исчезают за несколько лет, что свидетельствует об отсутствии сплоченных территориальных общностей населения.

В районах, где возможно земледелие, бегства нет, и сельские «миры» находятся на инерционном саморазвитии, имеющем характер постепенного увядания и разложения11. Таким образом, определенная часть населения по- 8 См.: Вост.-Сиб.

правда. 2006. 6 апр. 9 См.: Программа социально-экономического развития Республики Бурятия на 2006 год. 10 См.: Все объявления Иркутска. 2005. № 013. С. 20. 11 Краснослободцев В.П.

Сельские «миры» России и миграция // Бюллетень «Население и общество».

2005. № 1. С. 185-186. кидает «насиженные» места (бежит в полном смысле слова в никуда, потому как возникает ситуация, когда «хуже уже быть не может и терять нечего»), а другая часть населения вынуждена оставаться, пытаясь сохранить хотя бы тот минимум, который имеет. На территории Иркутской области и Республики Бурятия в основном климатические условия позволяют заниматься земледелием и животноводством (которые становятся практически единственным средством существования), поэтому сельское население, как правило, остается на обжитых землях и ведет нищенское существование. Интерес представляет рассмотрение индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП) на рассматриваемых территориях.

Теория человеческого развития провозглашает благосостояние человека основной и единственной целью развития (базируется на расширении возможностей выбора человека, а не на получении им дохода). Индекс измеряет долголетие, объем знаний и доступ к базовым источникам, необходимым каждому индивиду для развития его возможностей. Иркутская область согласно ИРЧП занимает 43-е место по России (0,737), Республика Бурятия — 71-е место (0,714)12.

Таким образом, Иркутская область имеет показатели чуть ниже средних, а Республика Бурятия — ниже среднемировых. Сложившиеся специфические отношения человека с природой свидетельствуют о варварской эксплуатации природных ресурсов и традиционном пренебрежении охраной природной среды.

Только обострение экологического кризиса, как в мировом, так и национальном масштабе, привело к закреплению экологических прав человека на конституционном уровне в начале 90-х гг.

XX в. При этом сам факт провозглашения указанных прав не может быстро и качественно изменить выработанную веками систему отношений человека с природой.

Прежде всего необходимо отметить такой фактор, как преемственность традиций в «глубинке», ориентация на подражание предкам, их стилю жизни.

С давних времен 12 См.: Восьмой Национальный доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2002/ 2003 г., подготовленный по заказу Программы развитии ООН // Человеческое развитие, ПРООН. 2004. люди привыкли пользоваться природными ресурсами, находящимися в непосредственной близости, и считают это правильным и необходимым условием существования.

Проблема заключается в том, что природные ресурсы в этой связи воспринимаются как нечто неисчерпаемое и созданное специально для бесконтрольного удовлетворения потребностей человека. Таким образом, сложилась ситуация, когда люди традиционно воспринимают указанное поведение как должное и не задумываются о последствиях нерационального использования природы.

Кроме того, в основе сложившихся отношений человека с природой лежит укоренившаяся установка о «бесхозности» природной среды, т. е. природа в целом и отдельные ее компоненты воспринимаются как нечто общее, на что каждый имеет право (причем именно право использования по своему усмотрению). Необходимо отметить, что 22 % респондентов13 в качестве формирующих условий экологической преступности указывают на русский менталитет.

Особенность русского человека выражается в стремлении к быстрому удовлетворению насущных потребностей при игнорировании интересов будущих поколений. С детства закладывается эксплуататорский стереотип поведения человека по отношению к природе. Девизом жизни многих поколений является фраза: «Человек — царь природы».

Соответственно, отношения строятся по принципу:

«мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача»

. Человек перестает воспринимать себя как часть природы, с вытекающими отсюда последствиями, а искусственно навязывает идею всемерного сугубо потребительского отношения к природной среде.

Таким образом, можно выделить комплекс сформировавшихся и объективно существующих условий (принципов) взаимодействия человека с природой.

iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Несомненно, сами по себе перечисленные факторы (высокий процент безработных, низкая оплата труда работающего насе- 13 По результатам социологического опроса 65 прокуроров, их заместителей и помощников изучено состояние надзора за исполнением природоохранного законодательства районных прокуратур Иркутской области и Республики Бурятия.

ления, система взаимоотношений человека и природы и т.

д.) не могут породить экологические преступления. Но в совокупности они приводят к различного вида деформациям психологии определенных групп лиц, что и является причинами совершения экологических преступлений.

В качестве условий, способствующих совершению экологических преступлений на территории указанного региона, можно выделить следующие: — доступность природных ресурсов, особенно для местных жителей (имеется в виду проживание в непосредственной близости с природными ресурсами, знание данной местности, качества тех или иных элементов природной среды, их расположение и т.

д.); — особенности взаимоотношений между людьми в сельской местности, когда все друг друга знают, а в большинстве случаев являются еще и родственниками и, соответственно, могут легко договориться о взаимопомощи; — сложившаяся «система хозяйствования» в сельской местности, заключающаяся в ориентации на «халтурную» работу (из-за отсутствия постоянной работы или в связи с низкой оплатой на постоянной работе люди (в основном мужчины) берутся за выполнение любой, имеющей временный характер работы, которая по большей части связана с эксплуатацией природной среды, например, рубка леса); — имеющийся навык работы, связанной с воздействием на определенные природные ресурсы (в том числе и знание методики рубки леса, рыбной ловли, охоты, умение обустроить жизнь в тайге и т. д.); — наличие необходимого оборудования для совершения захвата определенных природных ресурсов (как то — наличие охотничьего оружия, снастей, сохранность делян, оборудования, когда-то принадлежащих леспромхозам и т. д.); — спрос на незаконно добытые природные ресурсы (например, спрос на срубленный лес, в частности, со стороны иностранных фирм, в связи с возможностью регулировки цен (в сторону ее занижения) последними, или спрос на икру, когда добыча ее запрещена вообще, или спрос на шкуру дикого животного (медведя) в угоду моде и т.

д.); — доходность деятельности, связанной с эксплуатацией природной среды (выгода в чистом виде — вложений не требуется, а прибыль налицо); — неудовлетворительная работа правоохранительных органов в сфере охраны природы в целом (имеющая как объективные причины — например, сложность расследования указанной категории дел, так и субъективные — например, низкий уровень профессионализма сотрудников местных правоохранительных органов); — крайне низкая материально-техническая оснащенность лесной охраны, когда в указанном регионе в среднем на одного лесника приходится около 30 тыс.

гектаров охраняемой территории, что не только не препятствует, но и практически не затрудняет процесс совершения преступлений в указанной сфере; — низкий уровень привлечения к ответственности за совершение преступлений в лесопромышленном комплексе в силу высокой объективной и субъективной латент-ности данных правонарушений; — несовершенство законодательной базы, направленной на охрану природы в целом (длительное время игнорирование такого признака, как совершение преступлений организованной группой, отсутствие или несовершенство методик подсчета ущерба, сложная техника изложения норм, предусматривающих ответственность за экологические преступления, и т.

д.); — неоправданное смягчение наказания лицам, признанным виновными в совершении рассматриваемых преступлений, когда в более чем 60 % случаев назначается условное осуждение (что не может выполнить функцию ни общей, ни частной превенции); — недостатки действующего уголовного закона в сфере охраны природы в части наличия неоправданно мягких санкций, не способствующих достижению ни исправительной, ни предупредительной цели наказания (в частности, треть опрошенных автором респондентов14 указали данное условие 14 По результатам социологического опроса 65 прокуроров, их заместителей и помощников изучено состояние надзора за исполнением природоохранного законодательства районных прокуратур Иркутской области и Республики Бурятия.

в качестве способствующего совершению указанных преступлений); — отсутствие практики согласованной работы различных структур правоохранительных органов в сфере охране природы (ФСБ, УБОП, подразделений МВД по борьбе с коррупций и взяточничеством и т.

д.); — отсутствие четкой, скоординированной уголовной политики в сфере охраны природы (яркий пример — введение на тер- ритории Иркутской области отдела милиции по предупреждению и выявлению правонарушений в лесной отрасли МОБ ГУВД (лесной милиции) и при этом — отсутствие нормативной базы, позволяющей выполнять этому отделу свои функции). В совокупности перечисленные факторы создают условия для совершения экологических преступлений на территории указанного региона.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Татьянина Лариса Геннадьевна, Лукомская Анастасия Сергеевна, Юлдошев Рифат Рахмаджонович

Актуальность проведенного исследования заключается в том, что экологическая преступность (экопреступность) наносит огромный вред общественным отношениям в экономической, политической, социальной и культурной сферах жизни человека, общества и государства, причиняя колоссальных размеров материальный ущерб физическим, юридическим лицам, государству.

Целью настоящей научной статьи является формирование понятия и сущности, а также криминологической характеристики экологической преступности, что необходимо для выявления современных перспектив ее предупреждения. Авторы обосновывают понятие данного вида преступности в широком и узком смысле.

В широком смысле под экологической преступностью предлагается понимать совокупность преступлений, объектом посягательства которых выступают любые общественные отношения в сфере охраны экологического правопорядка и обеспечения экологической безопасности.

В узком смысле под экологической преступностью предлагается рассматривать совокупность преступлений, характеризующуюся совершением в определенный промежуток времени и на конкретной территории, выраженную количеством и качеством однородных общественно опасных, противоправных, виновных уголовно наказуемых деяний (действий и бездействия), объектом которых выступают общественные отношения по охране экологического правопорядка и обеспечению экологической безопасности.

В исследовании выделены такие признаки экологической преступности, как общественная опасность, социальная обусловленность, устойчивость, системность, структурность, отдельно рассмотрены высоколатентный, организованный, профессиональный, трансграничный ее виды. Авторами предложены меры по предупреждению экологической преступности, направленные в том числе на устранение противоречий между экологическим и уголовным законодательством; закрепление требований о представлении экологического обоснования планируемой деятельности хозяйствующего субъекта; развитие системы государственных и международных стандартов России в области охраны окружающей среды, обеспечивающих снижение антропогенной нагрузки на окружающую среду; развитие и активизацию судебных механизмов разрешения противоречий между интересами населения, субъектов хозяйственной деятельности и государства в области охраны окружающей среды; укрепление системы прокурорского надзора и реализацию мер прокурорского реагирования в области охраны окружающей среды и др.

§ 3. Причины и условия экологической преступности

Экологическая преступность порождена как общими, так и специфическими причинами.

Общие причины преступности коренятся в сфере противоречий, возникающих при взаимодействии человека и природы. Противоречие наиболее общего характера заключается в том, что люди, являясь живыми существами, частью биосферы, выделились из природной среды, создали человеческое общество, которое в целом противостоит породившей их экосистеме Земли.

Из этого вытекают противоречия частного характера, которые вызваны в последние годы негативными процессами, сопровождающими социальные и экономические преобразования, происходящие в стране.

Переориентация России с плановой на рыночную экономику наряду с определенными положительными результатами привела к расстыковке экономических и экологических интересов общества, государства и его граждан, ускорила процессы деградации окружающей природной среды, создала благоприятные условия для развития новых реальных стимулов совершения экологических преступлений. Наиболее многочисленны эти стимулы в производственной сфере.

Дело в том, что обеспечение экологической безопасности производства является достаточно дорогостоящим мероприятием, крайне обременительным.

В результате именно на этих предприятиях все более широкое распространение получает незаконная экономия на средствах, подлежащих направлению на природоохранные цели. Самоустранение от разработки, финансирования и реализации мероприятий по охране природы все чаще оправдывается руководителями предприятий и предпринимателями как вызванное необходимостью избежать банкротства, сохранить рабочие места, снизить себестоимость выпускаемой продукции.

Фактически в основе таких противоправных действий лежат иные экономические причины — стремление всеми способами, в том числе запрещенными законом, максимально обогатиться.

В развитых странах мира государство стимулирует развитие экологически чистых технологий налоговыми льготами, субсидиями, а предприятия, занимающиеся экологически грязным производством, государство разоряет путем суровых штрафных санкций. В ряде стран юридические лица являются субъектами уголовного права — они могут быть просто ликвидированы за совершение экологических преступлений, а их руководители, как физические лица, могут быть привлечены к уголовной ответственности. В нашей стране этому препятствует ряд обстоятельств: 1) в уголовном праве России отсутствует институт привлечения к ответственности юридических лиц; 2) отечественная экономика за годы реформ оказалась в столь бедственном положении, что многие предприятия находятся на грани банкротства и без штрафных санкций; 3) приостановка экологически вредных производств может негативно отразиться на бюджетных поступлениях государства, что чревато возникновением социальной напряженности, и т.

д. Рассматривая причинный комплекс экологических преступлений, необходимо отметить значительное усиление в последние годы зарубежной экспансии, посягающей на экологическую безопасность страны. Территория России все чаще используется зарубежными государствами и фирмами для хранения и захоронения радиоактивных материалов и высокотоксичных отходов, создания опасных для природной среды производств, внедрения экологически грязных технологий.

Иностранные рыболовецкие фирмы, группы браконьеров занимаются незаконным промыслом морских животных в наших территориальных водах, нарушают законодательство о континентальном шельфе и экономических зонах. При этом в преступную деятельность они активно вовлекают и россиян.

Говоря об общих причинах экологической преступности, следует обратить внимание на деформации общественного экологического сознания.

К ним относятся: 1) явная переоценка возможностей человека, его якобы способность оптимально воздействовать на окружающую среду; 2) ложное мнение о неисчерпаемости природных ресурсов и нереальные оценки способности природы к самовосстановлению (регенерации); 3) безразличное отношение к судьбе природы, ее состоянию, нанесенному ущербу окружающей среде, а также низкая экологическая культура широких слоев населения.

К причинам роста экологической преступности относятся: заметное снижение в последние годы уровня взаимодействия правоохранительных органов с природоохранными органами по совместному предупреждению, пресечению и раскрытию экологических преступлений; несовершенство системы государственных органов специального управления в области охраны окружающей природной среды и природопользования, их малоэффективная деятельность; слабое информационное обеспечение деятельности по организации борьбы с экологическими преступлениями; недостаточная материально-финансовая обеспеченность контрольно-инспекционных служб, слабая правовая и социальная защита инспекторского состава природоохранительных органов; отсутствие эффективного механизма участия общественности в борьбе с экологической преступностью1.

Росту экологической преступности способствует несовершенство современного российского законодательства. Некоторые нормативно-правовые акты содержат взаимопротиворечащие положения. Это относится, в частности, к законам Российской Федерации «Об охране окружающей природной среды» и «Об основных принципах организации местного самоуправления», «Об атомной энергетике» и Водному кодексу Российской Федерации.

Причины экологических преступлений

Экологическая преступность порождена как общими, так и специфическими причинами. Общие причины преступности коренятся в сфере противоречий, возникающих при взаимодействии человека и природы1. Эти противоречия существуют между человеком как частью природы и природой как целым; между возможностями общества, государства, региона по использованию окружающей среды, ее познанию и социальными потребностями; между «социальным положением» природных ресурсов (их формами собственности) и сложившимися способами их освоения; между обществом, социальной группой и индивидом как самостоятельными субъектами природопользования и природоохраны; между различными целями отдельных субъектов природопользования и природоохраны .

Указанные противоречия представляют собой сложные социальные процессы, которые, как упоминалось, в условиях неблагоприятного (экстенсивного) экономического развития создают устойчивые предпосылки для неправомерного и нередко преступного экологического поведения.

Говоря об общих причинах экологической преступности, уместно обратить внимание на сложившуюся систему взглядов, отражающую ярко выраженные устойчивые недостатки и деформации общественного экологического сознания.

К ним в первую очередь относятся: явная переоценка возможностей человека, его якобы способности оптимально воздействовать на окружающую среду, своевременно познавать природу и процессы взаимодействия с ней; ложное мнение о неисчерпаемости природных ресурсов и нереальные оценки способности природы к самовосстановлению (регенерации); ориентация на сомнительные (нередко ложные) цели и приоритеты в сфере взаимодействия человека и природы; безразличное отношение к судьбе природы, ее состоянию, ущербу, нанесенному окружающей среде, и т.

п.; явное неуважение к экологическому законодательству, регламентирующему взаимодействие человека и природы.

Определению специфических причин экологических преступлений во многом может способствовать их качественный анализ. Изучение уголовных дел позволяет провести классификацию экологических преступлений: 1) на совершаемые должностными лицами; 2) совершаемые лицами, не занимающими должностного положения. Эти преступления могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности, иметь корыстную или иную направленность.

Должностные экологические преступления отличаются, как правило, высокой общественной опасностью, нередко причиняют огромный, подчас трудновосполнимый экологический вред. Связано это главным образом с тем, что противоречия, являющиеся причинами упомянутой группы должностных преступлений (между экономикой и экологией; между характером труда и экономическими, а подчас и политическими интересами отдельных ведомств, регионов, групп населения; между необходимыми и реально примененными методами управления, а также использованием технических ресурсов, технологий ит.п.), лежат в основе выполнения организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей.

Именно в этой сфере осуществляются функции планирования, распределения, оперативного управления, создания организационных структур, контроля, технико-технологического и ресурсного обеспечения взаимодействия общества с окружающей средой.

Таким образом, число должностных лиц, которые могут принимать экологически важные решения, весьма значительно, причем в этих условиях повышается роль должностных лиц среднего звена, что снижает возможности социального контроля за своевременной нейтрализацией противоправной экологической деятельности. И на фоне, например, неправомерных в недавнем прошлом решений о судьбах Байкала, Арала, Севана, Ладоги, северных рек, контроль за осуществлением которых постоянно находился в зоне внимания общественности, что имело конкретное позитивное, антикриминоген- ное воздействие, в настоящее время ежегодно принимаются сотни решений, не поддающихся практически никакому контролю. Негативное воздействие на противоправное экологическое поведение должностных лиц оказывают: ориентация на мнимое удешевление добычи полезных ископаемых и сырьевых ресурсов за счет отказа от своевременных природоохранных мероприятий; игнорирование побочных вредных последствий экологически значимой деятельности; неоправданное упрощение или ускорение производственного планирования неглубокой переработки и неполного использования природных ресурсов и др.

Уместно привести данные об оценке участия отдельных отраслей производства и транспорта в загрязнении окружающей среды. На первом месте уже многие годы находится металлургическая промышленность, доля загрязнения от деятельности которой продолжает составлять около 40%.

Почти 30% приходится на теплоэлектростанции, около 20% — на нефтедобывающую и химическую промышленность.

Автомобильный транспорт вносит свою лепту в загрязнение окружающей атмосферы в пределах 10—15%, и примерно 7—10% приходится на остальные отрасли производства. Экологические преступления могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности.

Для лиц, совершающих правонарушения умышленно, характерны: эгоизм; пренебрежительное отношение к общественным интересам; игнорирование экологического законодательства; неудовлетворительная профессиональная подготовка; неоправданная жестокость, самодурство и др.

Указанные свойства личности нередко имеют в конечном счете корыстную ориентацию (в прошлом — план любой ценой, ныне — прибыль, а как результат — незаслуженные награды, премии, продвижение по службе и т. п.). Должностные экологические преступления по неосторожности совершаются, как правило, лицами, которым свойственны легкомыслие, пренебрежение законами, регламентирующими охрану окружающей среды, некомпетентность и слабая профессиональная подготовленность, социальная пассивность, чувство вседозволенности и бесконтрольности и др.

Для личности должностных правонарушителей, совершающих как умышленные, так и неосторожные экологические преступления, характерен внешне устойчивый образ законопослушных членов общества, который во многих отношениях не вызывает негативной реакции, чем затрудняется, как правило, своевременное предупреждение этих преступлений.

При рассмотрении причин экологических преступлений, совершаемых лицами, не занимающими должностного положения, целесообразно учитывать особенности, характер и основные виды противоправной деятельности. Прежде всего это незаконные рыболовство, охота, морской промысел, лесозаготовки. К общим причинам этого ряда преступлений относятся: серьезные недостатки в планировании, обеспечении и осуществлении различных промыслов; отсутствие надлежащих условий для последовательного роста и развития правомерных, законных средств удовлетворения постоянно возрастающего спроса на продукты природной сферы (рыба, дичь, лес и т.

п.); высочайшая степень «рентабельности» указанной категории преступлений. Как правило, это следствие слабого, малоэффективного антикриминогенного воздействия на преступную деятельность органов надзора и контроля; неэффективное действие законодательства, регламентирующего уголовную и административную ответственность за экологические преступления (безнаказанность отдельных преступников) и др.

К субъективным причинам относятся: низкий уровень экологического и правового сознания; позиции отдельных групп населения, заключающиеся в безразличии к преступлениям этого рода либо в наличии устойчивых ориентаций на корыстное извлечение доходов от противоправных промыслов.

Большое значение в последнее время имеет и обнищание значительной части населения, безработица. В этих условиях доминирует стремление любым путем обеспечить себе и своим близким возможность выживания. Причины указанных преступлений тесно связаны с эколого-географическими условиями, в которых осуществляется противоправная деятельность.

Это главным образом зоны, где еще сохранилась возможность активного промысла.

В последнее время чаще стали совершаться и такие виды экологических преступлений, как неправомерная разработка недр, заготовка леса, сбор ягод, лекарственных растений (женьшеня, облепихи, ландыша), вырубка елок и т. п. Нередко эта деятельность имеет массовый хищнический характер, обусловленный расширением черного рынка, который способен обеспечить сбыт любого количества природных ценностей, добытых браконьерами. Под воздействием теневой экономики и образования значительных сумм неконтролируемых денежных масс постоянно расширяется круг лиц, желающих заниматься, например, одним из доходных видов противоправной экологической деятельности — незаконным рыбным промыслом.

Так, более 70% злостных браконьеров, длительное время занимающихся ловом осетра, белуги, севрюги на территории Астраханской области, имеют постоянных потребителей (скупщиков) икры, реализующих продукцию браконьерства по отработанной системе сбыта. Указанная деятельность в последние годы стала сферой устойчивых интересов со стороны организованной преступности, в том числе международной (транснациональной). Весьма незначительная часть браконьеров ориентируется на случайных покупателей, а доля правонарушителей, занимающихся незаконным промыслом для удовлетворения собственных потребностей (семьи, родственников, знакомых), составляет вообще мизерную часть.

Следует, правда, сказать, что масштабы промышленного негативного воздействия на водоемы (неправильная эксплуатация электростанций, залповые и иные загрязняющие сбросы вредных веществ и др.) значительно превышают ущерб, наносимый рыбному хозяйству браконьерами.

Наряду с характеристикой причин двух основных видов преступной экологической деятельности целесообразно выделить причины сугубо ситуативных экологических преступлений, совершаемых на уровне индивидуального противоправного поведения. Имеется в виду вандализм с хулиганской мотивацией, например уничтожение лесных массивов. Прежде всего это лесные пожары, возникающие вследствие разведения костров, как правило, лицами, находящимися в нетрезвом состоянии, при сознательном грубом пренебрежении мерами предосторожности или при поджоге леса из хулиганских побуждений.

Для этих и подобных правонарушений (незаконная порубка леса, загрязнение водоемов и воздуха, бессмысленный отстрел животных, в том числе занесенных в Красную книгу РФ, и др.) характерна высокая латентность.

В то же время ущерб от этих преступлений весьма велик. Анализ ситуативно-личностных факторов указанной категории правонарушений показывает, что здесь причинами являются: обстановка мнимой свободы, раскрепощенности, вседозволенности; отсутствие сдерживающих начал; ситуация, подходящая для удовлетворения спонтанных желаний, связанных с противоправной экологической деятельностью, а также бескультурье, эгоизм, правовой и экологический нигилизм, циничное отношение к общественным ценностям и морали, низкий уровень применяемости норм ответственности за подобные преступные деяния и т.

д.

  1. См.: Дубовик О. Л., Жалинский А. Э. Причины экологической преступности. М.,1988. С. 93, 94.
  2. Здесь не учтен ущерб как от ранее неизвестных катастроф на производствах, использующих атомную энергию, так и от Чернобыля, вредные последствия от аварийна которых еще даже не осознаны человечеством.
  3. Следует иметь в виду постоянно возрастающее влияние на указанную сферу частных фирм, объединений, структур, конкретных физических лиц, владеющих значительными по размерам участками земли, водного пространства, от отношения которых к экологии зависит ее безопасное состояние.
  4. См.: Право природопользования в СССР. М., 1990.

Причины и условия экологической преступности

Экологическая преступность порождена как общими, так и специфическими причинами. Общие причины преступности коренятся в сфере противоречий, возникающих при взаимодействии человека и природы.

Противоречие наиболее общего характера заключается в том, что люди, являясь живыми существами, частью биосферы, выделились из природной среды, создали человеческое общество, которое в целом противостоит породившей их экосистеме Земли. Из этого вытекают противоречия частного характера, которые вызваны в последние годы негативными процессами, сопровождающими социальные и экономические преобразования, происходящие в стране. Переориентация России с плановой на рыночную экономику наряду с определенными положительными результатами привела к расстыковке экономических и экологических интересов общества, государства и его граждан, ускорила процессы деградации окружающей природной среды, создала благоприятные условия для развития новых реальных стимулов совершения экологических преступлений[9].

Наиболее многочисленны эти стимулы в производственной сфере. Дело в том, что обеспечение экологической безопасности производства является достаточно дорогостоящим мероприятием, крайне обременительным.

В результате именно на этих предприятиях все более широкое распространение получает незаконная экономия на средствах, подлежащих направлению на природоохранные цели. Самоустранение от разработки, финансирования и реализации мероприятий по охране природы все чаще оправдывается руководителями предприятий и предпринимателями как вызванное необходимостью избежать банкротства, сохранить рабочие места, снизить себестоимость выпускаемой продукции.

Фактически в основе таких противоправных действий лежат иные экономические причины — стремление всеми способами, в том числе запрещенными законом, максимально обогатиться.

В развитых странах мира государство стимулирует развитие экологически чистых технологий налоговыми льготами, субсидиями, а предприятия, занимающиеся экологически грязным производством, государство разоряет путем суровых штрафных санкций. В ряде стран юридические лица являются субъектами уголовного права — они могут быть просто ликвидированы за совершение экологических преступлений, а их руководители, как физические лица, могут быть привлечены к уголовной ответственности.

В нашей стране этому препятствует ряд обстоятельств:

  1. 1) в уголовном праве России отсутствует институт привлечения к ответственности юридических лиц;
  2. 3) приостановка экологически вредных производств может негативно отразиться на бюджетных поступлениях государства, что чревато возникновением социальной напряженности, и т. д.
  3. 2) отечественная экономика за годы реформ оказалась в столь бедственном положении, что многие предприятия находятся на грани банкротства и без штрафных санкций;

Рассматривая причинный комплекс экологических преступлений, необходимо отметить значительное усиление в последние годы зарубежной экспансии, посягающей на экологическую безопасность страны. Территория России все чаще используется зарубежными государствами и фирмами для хранения и захоронения радиоактивных материалов и высокотоксичных отходов, создания опасных для природной среды производств, внедрения экологически грязных технологий[10].

Иностранные рыболовецкие фирмы, группы браконьеров занимаются незаконным промыслом морских животных в наших территориальных водах, нарушают законодательство о континентальном шельфе и экономических зонах. При этом в преступную деятельность они активно вовлекают и россиян.

Говоря об общих причинах экологической преступности, следует обратить внимание на деформации общественного экологического сознания.

К ним относятся:

  1. 1) явная переоценка возможностей человека, его якобы способность оптимально воздействовать на окружающую среду;
  2. 3) безразличное отношение к судьбе природы, ее состоянию, нанесенному ущербу окружающей среде, а также низкая экологическая культура широких слоев населения.
  3. 2) ложное мнение о неисчерпаемости природных ресурсов и нереальные оценки способности природы к самовосстановлению (регенерации);

К причинам роста экологической преступности относятся: заметное снижение в последние годы уровня взаимодействия правоохранительных органов с природоохранными органами по совместному предупреждению, пресечению и раскрытию экологических преступлений; несовершенство системы государственных органов специального управления в области охраны окружающей природной среды и природопользования, их малоэффективная деятельность; слабое информационное обеспечение деятельности по организации борьбы с экологическими преступлениями; недостаточная материально-финансовая обеспеченность контрольно-инспекционных служб, слабая правовая и социальная защита инспекторского состава природоохранительных органов; отсутствие эффективного механизма участия общественности в борьбе с экологической преступностью.

Росту экологической преступности способствует несовершенство современного российского законодательства.

Некоторые нормативно-правовые акты содержат взаимопротиворечащие положения.