Определение вс рф о признании права собственности в порядке наследования

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 5-КГ17-77


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИОПРЕДЕЛЕНИЕот 23 мая 2017 г. N 5-КГ17-77Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:председательствующего Юрьева И.М.,судей Горохова Б.А., Рыженкова А.М.рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Павловой Н.В.

к Департаменту городского имущества г. Москвы, Романовой М.Г., Фармаковской А.А.

об определении доли на квартиру и признании права собственности в порядке наследования по закону на 1/2 доли в праве собственности по кассационной жалобе Павловой Н.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2016 года.Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., выслушав объяснения представителя истца Павловой Н.В.

— адвоката Осиной Т.М. и Максимовой Е.А., поддержавших доводы кассационной жалобы; объяснения ответчика Романовой М.Г. и представителя ответчика Фармаковской А.А.

— Корытова В.В., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерацииустановила:Павлова Н.В.

обратилась в суд с иском к Департаменту городского имущества г. Москвы, Романовой М.Г., Фармаковской А.А.

об определении доли на квартиру и признании права собственности в порядке наследования по закону на 1/2 доли в праве собственности.В обоснование заявленных требований истец указала на то, что в период брака ее родителями Фармаковской М.А.

и Фармаковским В.В. путем выплаты пая ЖСК «Клайпеда» в 1994 году приобретена квартира, расположенная по адресу: <.>.

1 июня 2011 года ее мать — Фармаковская М.А. умерла. 2 декабря 2011 года Павловой Н.В. нотариусом г. Москвы выдано свидетельство о праве на наследство по закону, согласно которому она вступила в наследственные права, приняв имущество за Фармаковской М.А., в виде денежных вкладов, хранящихся в ОАО «Сбербанк России».
нотариусом г. Москвы выдано свидетельство о праве на наследство по закону, согласно которому она вступила в наследственные права, приняв имущество за Фармаковской М.А., в виде денежных вкладов, хранящихся в ОАО «Сбербанк России».

При этом истец была единственным наследником, принявшим наследство после смерти своей матери Фармаковской М.А. На основании договора дарения доли квартиры от 25 апреля 2015 года Фармаковский В.В.

подарил Павловой Н.В. 1/2 доли в праве собственности на квартиру по адресу: <.>.9 июля 2015 года Фармаковский В.В. умер.При жизни своего отца Фармаковского В.В. истец не обращалась к нотариусу по вопросу выдела соответствующей доли в указанной квартире и выдачи свидетельства о праве на наследство по закону на 1/2 доли в праве собственности на спорную квартиру.Поскольку, как полагает истец, она ранее фактически и юридически вступила в наследственные права на имущество, оставшееся после смерти своей матери, унаследовав счета в банке, то, соответственно, в силу и Гражданского кодекса Российской Федерации, она также унаследовала и 1/2 доли в праве собственности на указанную квартиру, а далее, получив оставшуюся 1/2 доли в праве собственности в дар по договору дарения квартиры от 25 апреля 2015 года, является полноправным собственником всей квартиры.

В целях оформления соответствующих документов она обратилась к нотариусу г.

Москвы Федоренко О.А. о выделе доли ее матери Фармаковской М.А. и выдаче свидетельства о праве на наследство по закону на долю спорной квартиры, однако нотариусом вынесено постановление об отказе в совершении нотариального действия.Истец просила суд определить долю умершей 1 июня 2011 года Фармаковской М.А. в квартире, расположенной по адресу: <.>, — в размере 1/2 и признать за ней право собственности на указанную долю в порядке наследования по закону после смерти Фармаковской М.А.Решением Кунцевского районного суда г.

Москвы от 19 апреля 2016 года исковые требования удовлетворены. Доля умершей 1 июня 2011 года Фармаковской М.А. определена в размере 1/2 доли квартиры, расположенной по адресу: <.>.

За Павловой Н.В. признано право собственности в порядке наследования по закону на 1/2 долю в квартире, расположенной по адресу: <.>.Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2016 года решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении иска отказано. В кассационной жалобе Павловой Н.В.

ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2016 года ввиду существенного нарушения норм материального права.По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А.

от 29 марта 2017 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 28 апреля 2017 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.Истец Павлова Н.В., ответчики Фармаковская А.А.

и Департамент городского имущества г. Москвы, третьи лица — Управление Росреестра по г.

Москве и нотариус Федоренко О.А., надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине неявки.Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2016 года подлежащим отмене по следующим основаниям.В соответствии со Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав заявителя.Судом установлено, что Фармаковский В.В. и Фармаковская М.А. состояли в браке с 20 декабря 1959 года.В период брака Фармаковский В.В., являясь с 29 октября 1987 года членом ЖСК «Клайпеда», и Фармаковская М.А. выплачивали пай за квартиру по адресу: <.>.

Пай за квартиру был полностью выплачен 17 января 1994 года.1 июня 2011 года Фармаковская М.А.

умерла.13 ноября 2011 года нотариусу г. Москвы Федоренко О.А. поступило заявление дочери Фармаковской М.А. — Павловой Н.В. о принятии наследства после смерти матери, а также заявление Фармаковского В.В.

об отказе от доли в наследстве умершей жены, причитающейся ему по всем основаниям наследования.2 декабря 2011 года Павловой Н.В. было выдано свидетельство о праве на наследство по закону, состоящее из денежных вкладов, хранящихся на счетах в ОАО «Сбербанк России».На основании справки ЖСК «Клайпеда» от 17 сентября 2013 года N И-1000 о выплате пая 27 сентября 2013 года Фармаковскому В.В.

было выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности в отношении всей квартиры N <.>.25 апреля 2015 года Фармаковский В.В.

заключил договор дарения доли квартиры, согласно которому подарил Павловой Н.В.
1/2 долю от принадлежащей ему на праве собственности квартиры, находящейся по адресу: <.>.13 мая 2015 года Фармаковскому В.В. и его дочери Павловой Н.В. были выданы свидетельства о государственной регистрации права общей долевой собственности каждому в отношении 1/2 доли квартиры, расположенной по адресу: <.>.9 июля 2015 года Фармаковский В.В.

умер.17 июля 2015 года нотариусу г. Москвы Федоренко О.А. поступило заявление Павловой Н.В. о принятии наследства после смерти Фармаковского В.В.31 июля 2015 года нотариусу г. Москвы Федоренко О.А. от Павловой Н.В. поступило заявление о выделении 1/2 супружеской доли ее матери Фармаковской М.А. в указанной квартире. Нотариусу г.

в указанной квартире. Нотариусу г.

Москвы Федоренко О.А. в установленный законом срок также поступили заявления о принятии наследства после смерти Фармаковского В.В.

от его жены Романовой М.Г. (18 августа 2015 года) и внучки Фармаковской А.А. (15 сентября 2015 года) по праву представления.Постановлением нотариуса г.

Москвы Федоренко О.А. от 31 июля 2015 года Павловой Н.В. было отказано в совершении нотариального действия о выделе супружеской доли ее матери Фармаковской М.А.

для включения ее в наследственную массу после смерти матери, поскольку данное требование не основано на законе.Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о возможности определения доли умершей Фармаковской М.А. в размере 1/2 доли квартиры, расположенной по адресу: <.>, и признания за Павловой Н.В.

права собственности на указанную долю в порядке наследования по закону.При этом суд исходил из того, что Фармаковской М.А.
и Фармаковскому В.В. на праве общей совместной собственности принадлежала квартира, расположенная по адресу: <.>, в связи с чем в силу Гражданского кодекса Российской Федерации суд посчитал возможным признать их доли равными, то есть по 1/2 доли за каждым.Отклоняя доводы ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, суд указал на то, что Павлова Н.В.

приняла наследство после смерти своей матери юридически и фактически, вступила во владение наследственным имуществом, несла расходы на содержание данного имущества.Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, судебная коллегия исходила из того, что Павловой Н.В. без уважительных причин пропущен срок исковой давности, течение которого следует исчислять со дня смерти Фармаковской М.А. — с 1 июня 2011 года, что в силу положений Гражданского кодекса Российской Федерации является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска.Также суд апелляционной инстанции указал на то, что, заключив 25 апреля 2015 г.

договор дарения 1/2 доли спорной квартиры, Фармаковский В.В.

распорядился частью совместно нажитого имущества, являвшегося общей совместной собственностью супругов Фармаковских, и этот договор в установленном законом порядке недействительным не признан.Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения, а кроме того при разрешении спора судом не были приняты во внимание имеющие значение для правильного разрешения дела обстоятельства. Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.В силу Гражданского кодекса Российской Федерации наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя. Внуки наследодателя и их потомки наследуют по праву представления.

Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.Согласно Гражданского кодекса Российской Федерации принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось.Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации .В соответствии с Гражданского кодекса Российской Федерации принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.Признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности, если наследник вступил во владение или в управление наследственным имуществом, принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц, произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества .В силу Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со настоящего Кодекса, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными настоящим .При рассмотрении дела судом установлено, что после смерти Фармаковской М.А. наследство, состоящее из денежных вкладов, хранящихся на счетах в ОАО «Сбербанк России», приняла ее дочь Павлова Н.В., Фармаковский В.В.

от доли на наследство, причитающейся ему по всем основаниям наследования, отказался.Спора относительно принадлежности Фармаковской М.А. доли в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: <.>, а также о принадлежности этой доли Павловой Н.В., постоянно проживавшей в этой квартире, как наследнику Фармаковской М.А., не имелось.В соответствии с Гражданского кодекса Российской Федерации принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.Обратившись своевременно к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти Фармаковской М.А.

и фактически вступив во владение наследственным имуществом, Павлова Н.В.

приняла наследство своей матери Фармаковской М.А., в том числе в виде супружеской доли в спорной квартире, и приобрела право собственности на долю своей матери в спорном имуществе в порядке наследования со дня открытия наследства Фармаковской М.А.

— с 1 июня 2011 года.Согласно и Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.Из разъяснений, содержащихся в пункте 57 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 года (в редакции от 23 июня 2015 года)

«О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»

, следует, что течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.Вместе с тем, в силу Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется.Лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности.

Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права (пункты 58, 59 Постановления).Учитывая, что Павлова Н.В.

владеет спорной квартирой до настоящего времени, проживает и зарегистрирована в ней, то есть осуществляет полномочия собственника данного жилого помещения, то к исковым требованиям о признании права собственности в порядке наследования по закону исковая давность не подлежит применению, что не было учтено судом апелляционной инстанции.При указанных обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что заявленные истцом требования не подлежат удовлетворению по тому основанию, что Павловой Н.В. без уважительных причин пропущен срок исковой давности, течение которого следует исчислять со дня смерти ее матери Фармаковской М.А.

— с 1 июня 2011 года, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ошибочным, противоречащим вышеуказанным нормам материального права.Кроме того, из материалов дела видно, что после заключения договора дарения от 25 апреля 2015 года Фармаковскому В.В. и Павловой Н.В. были выданы свидетельства о государственной регистрации права общей долевой собственности на спорную квартиру по 1/2 доли за каждым.После смерти Фармаковского В.В. к нотариусу г. Москвы в установленный законом срок с заявлениями о принятии наследства обратились также его жена Романова М.Г.

и внучка Фармаковская А.А. по праву представления.Между тем, суд апелляционной инстанции оставил указанные обстоятельства без внимания и правовой оценки им не дал, в связи с чем спор между наследниками Фармаковского В.В. о разделе его наследства остался неразрешенным.

При этом вывод суда первой инстанции о наличии у истца Павловой Н.В.

права собственности на долю умершей Фармаковской М.А.

в спорной квартире со дня смерти матери, в апелляционном определении не опровергнут.При указанных обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов участвующих в деле лиц, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2016 года подлежит отмене с направлением на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда.При новом апелляционном рассмотрении дела суду следует учесть вышеизложенное, устранить отмеченные недостатки и рассмотреть дело в апелляционном порядке с соблюдением норм материального и процессуального права.Руководствуясь , , Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерацииопределила:апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2016 года отменить.Дело направить на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда.——————————————————————

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24.01.2017 N 58-КГ16-26

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИОПРЕДЕЛЕНИЕот 24 января 2017 г. N 58-КГ16-26Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составепредседательствующего Асташова С.В.,судей Романовского С.В.

и Киселева А.П.,рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Собановой Л.К. к муниципальному образованию городской округ «Город Комсомольск-на-Амуре» о признании права собственности на недвижимое имущество в порядке приобретательной давностипо кассационной жалобе Собановой Л.К.

на решение Ленинского районного суда гор. Комсомольск-на-Амуре от 27 января 2016 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 6 мая 2016 г.,заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В.,установила:Собанова Л.К. обратилась в суд с иском к муниципальному образованию городской округ «Город Комсомольск-на-Амуре» (далее — муниципальное образование) о признании права собственности на 1/2 долю жилого помещения, расположенного по адресу: <.>, в порядке приобретательной давности.В обоснование исковых требований указала, что спорное жилое помещение, представляющее собой однокомнатную квартиру, принадлежало на праве собственности Миляеву А.С., умершему 2 января 1994 г., и ее брату Жданову Ю.К., умершему 1 августа 2000 г.После смерти Миляева А.С.

наследство в виде принадлежащей ему 1/2 доли квартиры в установленном порядке никто не принял.После смерти Жданова Ю.К. наследство в виде 1/2 доли данного жилого помещения приняла она, в 2000 году вселилась в указанную квартиру, пользуется ею до настоящего времени, сделала ремонт, несет бремя содержания жилого помещения, оплачивает налоги и коммунальные услуги.Ссылаясь на то, что с 1994 года Жданов Ю.К.

(пасынок Миляева А.С.), а после его смерти с 2000 года она на протяжении более 15 лет добросовестно, открыто и непрерывно владели долей в праве собственности на указанную квартиру, оставшейся после смерти Миляева А.С., просила признать за ней право собственности на 1/2 долю жилого помещения в порядке приобретательной давности. Решением Ленинского районного суда города Комсомольск-на-Амуре от 27 января 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 6 мая 2016 г., в удовлетворении иска Собановой Л.К. отказано.В кассационной жалобе Собанова Л.К.

просит отменить названные судебные акты.Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В.

от 21 декабря 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.В соответствии со Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.Такие нарушения норм права допущены судами при рассмотрении настоящего дела.Судами установлено, что 1/2 доля в праве собственности на спорную квартиру принадлежавшая Миляеву А.С., умершему в январе 1994 г., являлась выморочным имуществом.В соответствии со Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом разъяснений содержащихся в пункте 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» выморочное имущество, при наследовании которого отказ от наследства не допускается, со дня открытия наследства переходит в порядке наследования по закону в собственность соответственно Российской Федерации (любое выморочное имущество, в том числе невостребованная земельная доля, за исключением расположенных на территории Российской Федерации жилых помещений), муниципального образования, города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга (выморочное имущество в виде расположенного на соответствующей территории жилого помещения) в силу фактов, указанных в ГК РФ, без акта принятия наследства, а также вне зависимости от оформления наследственных прав и их государственной регистрации.

Таким образом, с момента смерти Миляева А.С., то есть с 2 января 1994 г., данная доля считается принадлежащей на праве собственности муниципальному образованию. Однако свои права на наследство в отношении указанного имущества ответчик не оформил, каких-либо действий по владению и пользованию этим имуществом не осуществлял.На момент смерти Миляева А.С. в указанной квартире проживал Жданов Ю.К., являвшийся собственником 1/2 доли в праве собственности и умерший 1 августа 2000 г.После его смерти наследником его доли в праве собственности на квартиру стала его сестра Собанова Л.К., которая вселилась в указанную квартиру, произвела там ремонт, уплачивала коммунальные и прочие платежи.Отказывая в удовлетворении иска о признании за Собановой Л.К.

в силу приобретательной давности права собственности на долю, ранее принадлежавшую Миляеву А.С., суд первой инстанции исходил из того, что спорная доля как объект недвижимого имущества может быть истребована в соответствии со , Гражданского кодекса Российской Федерации. Течение срока владения спорной долей в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующему требованию к имуществу.

В связи с этим суд пришел к выводу, что 18-летний срок владения истицей спорной долей, который необходим для удовлетворения ее иска не истек.Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, отметив, что владение Собановой Л.К. спорной долей в праве на квартиру не может являться добросовестным, поскольку она знала об отсутствии у нее права на это имущество.

Кроме того, применение к спорным отношениям положений Гражданского кодекса Российской Федерации невозможно, поскольку для определения прав на спорную долю следует исходить из норм наследственного права.Данный вывод основан на неверном применении норм материального права.В соответствии с Гражданского кодекса Российской Федерации лицо — гражданин или юридическое лицо, — не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 15, 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда от 29 апреля 2010 г. N 10/22

«О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»

, при разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, судам необходимо учитывать следующее:давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности;давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении.

Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества;давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности.

Не наступает перерыв давностного владения также в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца ( ГК РФ);владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).По смыслу и Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.Таким образом, закон допускает признание права собственности в силу приобретательной давности не только на бесхозяйное имущество, но также и на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу.В связи с этим, тот факт, что спорная доля в праве собственности на квартиру является выморочным имуществом и в силу закона признается принадлежащей с января 1994 г. муниципальному образованию, сам по себе не является препятствием для применения Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также этот факт не может свидетельствовать о недобросовестном владении истицей данной квартирой, поскольку она владеет ею как один из сособственников.Кроме того, судами неправильно применен закон относительно исчисления срока владения имуществом для приобретения на него права собственности в силу приобретательной давности.Так, Собанова Л.К. стала владеть всей однокомнатной квартирой как собственной после смерти своего брата Жданова Ю.К.

с августа 2000 г. Ранее, начиная с января 1994 г., квартирой единолично владел ее брат.Согласно Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.Однако указанная правовая судами не была применена.Делая вывод о том, что срок, необходимый для приобретения истицей права собственности на спорную долю не истек, суды указали, что не утрачена возможность виндицировать данное имущество в пользу муниципального образования, а потому и 15-летний срок, предусмотренный Гражданского кодекса Российской Федерации, не начал течь.При этом суды не указали, с какого времени следует исчислять срок исковой давности для применения Гражданского кодекса Российской Федерации и не дали оценку тому, что спорной долей третьи лица (Жданов Ю.К. и Собанова Л.К.) владели с января 1994 г.

— момента смерти Миляева А.С.Допущенные судами нарушения норм материального права являются существенными, без их устранения восстановление нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы невозможно.Руководствуясь , , Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерацииопределила:апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 6 мая 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.——————————————————————

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11.04.2017 N 87-КГ17-1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИОПРЕДЕЛЕНИЕот 11 апреля 2017 г.

N 87-КГ17-1Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составепредседательствующего Горшкова В.В.,судей Асташова С.В., Киселева А.П.рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Варахтиной Г.А. к управлению имущественных и земельных отношений администрации г. Костромы, муниципальному образованию городской округ г.

Кострома о признании права собственности на долю в квартире в силу приобретательной давности по кассационной жалобе Варахтиной Г.А. на решение Свердловского районного суда г.

Костромы от 21 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 29 июня 2016 г.Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Козлову Н.Г., представителя Варахтиной Г.А., поддержавшую доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерацииустановила:Варахтина Г.А. обратилась в суд с названным иском, просила суд признать за ней право собственности на квартиру N <.> по адресу: <.>, в силу приобретательной давности, указав, что данная квартира приобретена по договору приватизации в общую совместную собственность ею, ее матерью и сожителем Мукатиным А.Д.

Рекомендуем прочесть:  Как оплатить трудовой патент

После смерти матери на основании вступившего в законную силу судебного акта она приобрела право собственности на ее долю в квартире.

Истец полагала, что также в силу Гражданского кодекса Российской Федерации приобрела право собственности на долю в квартире, оставшуюся после смерти Мукатина А.Д., поскольку со дня его смерти более 20 лет добросовестно, открыто и непрерывно владеет квартирой как своей собственной. Указывала также, что наследников у Мукатина А.Д. не имеется, нотариусом наследственное дело не заводилось.Решением Свердловского районного суда г.

Костромы от 21 апреля 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 29 июня 2016 г., в удовлетворении исковых требований отказано. В кассационной жалобе Варахтиной Г.А., подписанной ее представителем Козловой Н.Г., поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся судебных постановлений.Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В.

от 15 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 29 июня 2016 г.

в кассационном порядке.При рассмотрении дела судом установлено, что по договору приватизации от 25 февраля 1993 г. администрация г. Костромы передала в совместную собственность Варахтиной Г.А., Мукатина А.Д., Красновой А.В. квартиру N <.>, состоящую из трех комнат, общей площадью <.> м2, по адресу: <.>, право собственности на основании указанного договора зарегистрировано в установленном законом порядке (л.д.

5).9 января 1996 г. Мукатин А.Д.

умер, наследственного дела к имуществу Мукатина А.Д. не заводилось (л.д. 7, 8).В 2012 г. Варахтина Г.А. обратилась в суд с иском к администрации г.

Костромы о признании права собственности на указанную квартиру в силу приобретательной давности, претендуя как на долю в праве собственности Красновой А.В., так и на долю Мукатина А.Д.

В ходе рассмотрения дела истец уточнила исковые требования, поддержав их только в отношении доли, принадлежащей Красновой А.В., в отношении доли Мукатина А.Д.

иск не был поддержан.Решением Свердловского районного суда города Костромы от 28 ноября 2012 г. за Варахтиной Г.А. признано право собственности на 1/3 долю в праве собственности на квартиру, принадлежавшую ее матери Красновой А.В.

(л.д. 6). 22 июля 2014 г. в ЕГРП внесена запись о регистрации права собственности Варахтиной Г.А. на 2/3 доли в праве собственности на квартиру (л.д. 50).Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу, с которым согласилась апелляционная инстанция Костромского областного суда, о том, что, получая квартиру в единоличное владение после смерти Мукатина А.Д., истец знала и не могла не знать об отсутствии основания возникновения у нее права собственности на долю Мукатина А.Д., супругом, родственником и наследником которого она не являлась, о чем ей было известно, так как истец, владея долей в праве собственности на квартиру с момента ее приватизации, знала о принадлежности спорной доли в праве Мукатину А.Д., а не ей, и знала об отсутствии оснований возникновения у нее права собственности на принадлежащую ему долю по какому-либо основанию (в том числе в порядке наследования).При этом суд указал, что отсутствие свидетельства о праве собственности на наследство у ответчика не означает утрату им права на наследственное имущество.

Тот факт, что ответчиком не получено свидетельство о праве собственности и не совершены действия по регистрации права собственности, не может явиться основанием для признания права собственности истца на имущество в порядке Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку ответчик принял наследство после смерти Мукатина А.Д. в соответствии со — Гражданского кодекса Российской Федерации.Суд также пришел к выводу, что оплата истцом коммунальных услуг, несение бремени содержания квартиры, не свидетельствуют о наличии критериев, предусмотренных Гражданского кодекса Российской Федерации для признания права собственности в порядке приобретательной давности, так как истец, проживая в квартире и пользуясь коммунальными услугами, обязана была их оплачивать, как сособственник квартиры несла расходы на ремонт имущества.Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушены нормы действующего законодательства и согласиться с его выводами нельзя по следующим основаниям. Как предусмотрено Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо — гражданин или юридическое лицо, — не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.Согласно разъяснениям, содержащимся в п.

15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г.

«О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»

, давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности; давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении.

Не наступает перерыв давностного владения в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца; владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору.

По этой причине Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).Как указано в абзаце первом п. 16 приведенного выше постановления Пленума, по смыслу и Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.Согласно абзацу первому п. 19 этого же постановления Пленума возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из и Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права.

Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности. В соответствии с Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования , либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника , имущество умершего считается выморочным.Порядок наследования и учета выморочного имущества, переходящего в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации, а также порядок передачи его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований определяется законом ( Гражданского кодекса Российской Федерации).Как следует из письма Министерства финансов Российской Федерации от 21 июня 2006 г.

N 08-01-02/6-27, до настоящего времени соответствующий закон не принят, указанные вопросы регулируются о порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 29 июня 1984 г. N 683 и изданной в соответствии с данным Минфина СССР от 19 декабря 1984 г. N 185

«О порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов»

.В соответствии с Инструкции принятие мер по охране и оценка переданных налоговым органам конфискованного и наследственного имущества, кладов, а также имущества, признанного бесхозяйным, возлагается на налоговые органы.Налоговые органы осуществляют контроль за полнотой и своевременностью передачи им имущества, указанного в настоящей Инструкции.В этих целях они не реже одного раза в год производят проверку в государственных нотариальных и судебных органах, а также больницах, домах престарелых граждан, гостиницах и других аналогичных организациях, органах Министерства внутренних дел СССР (только по вопросам полноты и своевременности передачи бесхозяйного имущества, находок, конфискованных предметов мелкой спекуляции и валютных ценностей).В материалах дела имеются ответ на запрос управления имущественных и земельных отношений администрации г.

Костромы от 14 марта 2016 г. (л.д. 32) и уведомление от 4 апреля 2016 г. (л.д. 62), из которых следует, что доля в праве собственности на жилое помещение, по поводу которой возник спор, в качестве выморочного имущества в муниципальную собственность не принималось, в казне муниципального образования отсутствует.В 2012 г.

истец обращалась в суд с иском к администрации г. Костромы о признании права собственности в порядке приобретательной давности на доли Мукатина А.Д.

и ее матери Красновой А.В. (л.д.

6).Хотя требования о признании права собственности на долю Мукатина А.Д. не были поддержаны Варахтиной А.Г. (по утверждению истца, в связи с тем, что срок владения составлял менее 18 лет), ответчики по настоящему иску не могли не знать о наличии недвижимого имущества, оставшегося после смерти Мукатина А.Д., еще в 2012 г.Зная о правопритязаниях Варахтиной Г.А.

еще в 2012 г., муниципальное образование не оформило долю умершего Мукатина А.Д.

в казну, не начало ею владеть.В соответствии с Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях и в порядке, которые предусмотрены данным , лицо может приобрести право собственности на имущество, не имеющее собственника, на имущество, собственник которого неизвестен, либо на имущество, от которого собственник отказался или на которое он утратил право собственности по иным основаниям, предусмотренным законом.Согласно и данного Кодекса бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен либо, если иное не предусмотрено законами, от права собственности на которую собственник отказался. Бесхозяйная недвижимая вещь, не признанная по решению суда поступившей в муниципальную собственность, может быть вновь принята во владение, пользование и распоряжение оставившим ее собственником либо приобретена в собственность в силу приобретательной давности.В силу названного Кодекса гражданин или юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество.Из содержания указанных норм и акта их толкования следует, что действующее законодательство, предусматривая возможность прекращения права собственности на то или иное имущество путем совершения собственником действий, свидетельствующих о его, отказе от принадлежащего ему права собственности, допускает возможность приобретения права собственности на это же имущество иным лицом в силу приобретательной давности.При этом к действиям, свидетельствующим об отказе собственника от права собственности, может быть отнесено в том числе устранение собственника от владения и пользования принадлежащим ему имуществом, непринятие мер по содержанию данного имущества.Судом при рассмотрении дела, после смерти Мукатина А.Д., которому принадлежали.

1/3 доли в праве собственности на квартиру, Варахтина А.Д. с 9 января 1996 г. пользовалась всей этой квартирой как своей собственной, производила оплату коммунальных услуг в полном объеме и осуществляла содержание всей названной квартиры.Обжалуемые судебные постановления и материалы дела не содержат каких-либо сведений о том, предпринимались ли администрацией г.

Костромы меры по получению правоустанавливающих документов на принадлежавшую Мукатину А.Д. долю в праве собственности на квартиру как на выморочное имущество либо по ее государственной регистрации, а также по содержанию названной квартиры пропорционально оставшейся после смерти Мукатина А.Д.

доли в праве собственности на нее.При таких обстоятельствах судам первой и апелляционной инстанций надлежало дать правовую оценку действиям администрации г. Костромы, предпринятым после смерти не имевшего наследников Мукатина А.Д., и определить, не свидетельствовали ли эти действия об отказе от доли в праве собственности на квартиру.Однако в нарушение Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации это судебными инстанциями сделано не было.Нельзя согласиться и с выводом суда о том, что оплата Варахтиной Г.А. коммунальных услуг и содержание квартиры не свидетельствуют о добросовестном владении истцом имуществом как своим собственным, поскольку она, проживая в квартире и пользуясь коммунальными услугами, обязана была их оплачивать.В силу Гражданского кодекса Российской Федерации каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению.При рассмотрении дела судом Варахтиной Г.А.

представлены документы, свидетельствующие о несении бремени содержания имущества не соразмерно 2/3 долям истца, а целиком, суд данному обстоятельству оценки не дал.Допущенные судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения.Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (п. 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г.